Понедельник, 21.05.2018, 15:50Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Время

    Love Radio



Наш опрос

Оцените мой сайт

Результат опроса Результаты Все опросы нашего сайта Архив опросов

Всего голосовало: 336
Обсудить опрос на форуме

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статейКаталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

Биография нашего земляка, революционера Бодяжина Р.А

     ГЛАВА I. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПУТЬ Р.А. БОДЯЖИНА

                              § 1. Детство и юность Романа Бодяжина

  

Село Малый Толкай, в котором родился Р.А. Бодяжин, было основано крестьянами пришедшими из Пензенской губернии. Основные жители села по национальному признаку мордва. Крестьянская жизнь была полна тягот и суровых трудовых будней, работать приходилось от рассвета до заката. «Как поработаешь, так и поешь» - гласит крестьянская поговорка, известная нам до сих пор. Если поленился летом, осенью собрал плохой урожай - семью ждет голод. Крестьяне, проживающие в селе, относились к разряду государственных. Условия жизни у них были чуть лучше чем у помещичьих: меньше повинностей приходилось исполнять, и не испытывать унижения от помещика. Их основным эксплуататором выступало государство, с непомерно большими налогами и сборами.

В селе Малый Толкай жили три брата Иван, Матвей, Андрей. Все они совместно занимались земледелием, чтобы кормить семью. Старший брат Андрей (отец Р.А. Бодяжина) выделялся из братьев умом, деловой хваткой и был избран главой сельской общины. Он был ходатаем по делам общины, часто ездил в уездный город Бугуруслан для разрешения земельных споров и общинных проблем. Все три брата унаследовали фамилию Бодяжин («Бодя» - в переводе с мордовского – старик, старейшина) [1].

В селе Малый Толкай в  XVIII в. решили крестить мордовских язычников. Урядник, староста и пришлый поп согнали всех к речке «Толкайке». И скопом всех крестили. Но это крещение было опротестовано в суде. Суд его счел незаконным. Эта насильственная мера крещения вызвала протест крестьянства и привела к тому, что часть жителей села обратились в «молоканство». 

Андрей Бодяжин завязал связи с проповедниками молоканства, а впоследствии и сам вступил в их секту. По ходатайству молокан в селе построили земскую школу. «Ведомость о лицах состоящих под гласным и негласным надзором полиции» гласит: По предписанию Самарского Губернатора от 28 марта 1886 года за номером №326, (…) за возбуждение местного крестьянства к неосновательным жалобам и за прапогандирование в Мордовских селениях идей об общинности имущества и секты, известной в окрестностях под названием «Артюшкиной» - «не согрешив, не спасешься». В месте жительства с. Малый Толкай. С 22 апреля 1886 года под негласный надзор полиции без срока и ограничения. [2] Молокане – рационалистическая секта, образовавшаяся из секты духоборцев. Основателем секты был Семен Уклеин живший во 2-ой половине 18 в. Сами сектанты свое название объясняли тем, что исповедуемое ими учение есть то «словесное молоко», о котором говорится в Святом Писании. Молокане подобно духоборцам отрицают православную церковь, ее таинства и обряды, почитание святых, мощей и икон. Единственным источником вероучения служит, по мнению молокан, Святое Писание Ветхого и Нового Завета. Вне Святого Писания нет религиозной истины. Не признают чрезвычайных благодатных дарований. Один архиерей – Христос, все люди – братья, все равны по благодати. «Старцы» молокан, их наставники в вере – не священники и не учители, ибо не обладают никакими особыми от Бога полномочиями.

По мнению автора, молоканская секта по сути дела являлась протестом против существующей крепостнической системы, составными частями которой являлись с одной стороны помещики и государство, а с другой стороны церковь. Церковь была поставлена на службу государству, поддерживала существующий мир и порядок, обосновывая справедливость царской власти. Хотя сама не редко выступала в качестве феодала, располагая большими земельными владениями. Также взимая с крестьян деньги на проведение церковных обрядов. По существу церковь, царь, помещики являлись «звеньями одной цепи», они столетиями грабили крестьян, кто как мог. Понимание этого привело Андрея Бодяжина в молоканскую секту.

Р.А. Бодяжин родился в 1849, в селе Малый Толкай, Толкайской волости, Бугурусланского уезда. Отец его Андрей был ходатаем по делам сельской общины. Детство Роман провел в своем селе.

Отец, Андрей Бодяжин обучал детей грамоте, и с детства вкладывал в них такие качества личности как: честность и справедливость, запрещал употреблять спиртное. Приучал детей к тяжелому крестьянскому труду, любви, к земле называя ее: «Земля- Кормилица». Его сын Роман отличался природным умом, рассудительностью, любил читать, занимался самообразованием. Изучал право государства Российского. Обучаясь самостоятельно, он видимо сдавал экзамены экстерном в высшем учебном заведении, потому что присяжными поверенными могли быть люди с высшим образованием. В доме имелась большая библиотека, здесь имелась различная литература, в том числе и запрещенная.  По характеру был спокойным, но бывало в «горячках» как хватит кулаком по столу, в эти моменты домашние сразу понимали, что сейчас лучше с ним не спорить.  Бодяжин говорил мало, но всегда по делу, хорошо понимал суть прочитанного, в том числе и запрещенной литературы. Он был хорошо физически развит и обладал крепким здоровьем, тяжелый  труд на земле только закалил его характер и выработав настойчивость и трудолюбие[3].

У Бодяжина было довольно свободное воспитание, по принципам молоканства и священного писания все были равны. Так с детства ему говорил отец на проповедях. Поэтому он вел себя одинаково, со всеми будь то это крестьяне или  дворяне, обращая, прежде всего внимание на человека и его содержание, мысли, идеи, а не на «кастовую принадлежность». Этому способствовало и то, что он относился к разряду государственных крестьян, не зависел от помещика материально и не прогибал перед ним «спину в поклоне». То, что он был старшим среди братьев, накладывало на него большую ответственность и по хозяйству и по поддержке младших братьев, а также давало право в принятии решений, и выработало самостоятельность. Все эти факторы, по мнению автора, сыграли ключевую роль в формировании личности Андрея Бодяжина. На момент ареста (1874 год) ему было 25 лет, к этому моменту он был уже полностью сформировавшейся личностью, со своими принципами и взглядами. Эти взгляды сложились, в том числе и под влиянием прочитанных им книг. Бодяжин прекрасно понимал, что книги дают много нового, поэтому любил читать с детства. Сначала читал все без «разбору», что попадет под руку. А с начала 80-х начитает читать целенаправленно литературу, посвященную крестьянской борьбе. Начинает формировать свою библиотеку.  В 1872 году знакомится с Н. И. Емельяновым, который передает ему книги: «о Емельяне Пугачеве», «Французский крестьянин». Эти книги относились к запрещенной литературе.

Таким образом, антимонархические взгляды Бодяжина формировались постепенно. Во-первых, под влиянием окружающей действительности, осознанием того, что жизнь осложнена бюрократическими препонами. По воспоминаниям современников реформа 1861 года – пресловутое «освобождение» было бессовестнейшим грабежом крестьян, было рядом насилий и сплошным надругательством над ними. Даже та земля, которую крестьяне обрабатывали при крепостном праве для собственной потребности, теперь была у них отнята, а наделы выделялись так, чтобы поставить «освобождаемого» крестьянина в полную экономическую зависимость от прежнего помещика[4].  

Анализируя все эти события, он понимал с одной стороны необходимость реформ, а с другой видел их медлительность и мало действие на практике. Видимо это привело к желанию изучить законы и стать адвокатом по делам общественным. Чтобы хоть как-то изменить жизнь к лучшему, помочь жителям крестьянской общины в судебных тяжбах. А в дальнейшем способствовало принятию идей именно народничества, а ни либерализма.

 Во-вторых, под влиянием книг. Из книг Роман Бодяжин узнавал, как люди живут в Европе, как борются за свои права, читал о жизни крестьян во Франции, о французской революции. Читал о самоотверженности революционеров, которые не жалели жизни для всеобщего блага. Все это наталкивало на мысль: может революция, возможна и у нас? Может быть, возможно, построить такое новое общество, где все были бы равны?!

                                                         

                § 2.  Вступление на революционный путь

 

В 1872 году в Самаре возник кружок «Саморазвития» при первой мужской гимназии, возглавили его  Лев Городецкий и Павел Чернышев. Осенью 1873 года в кружок вступает Роман Бодяжин. Бодяжин познакомился с кружком через крестьянина села Федоровка Алексеевской волости Самарской губернии.  Об этом сказано в обвинительном акте, экземпляр которого хранится в фондах краеведческого музея.[5]

Причинами вступления в кружок было во-первых осознание тяжести того положения в котором находились крестьяне с. Малый Толкай, во-вторых осознание своих прав, дарованных судебной реформой 1864 года, которая формально всех уровняла. В-третьих, Роман Андреевич изучая законы Российской империи, понимал их несправедливость.

 Роман Бодяжин принимал участие в сходках кружка, на которых присутствовали так же: В.Н. Боголюбова, воспитанница Самарской женской гимназии, И.И. Беляков, писец уездной земской управы, крестьянин села Каменка, С.Н. Дегтярев, писец губернской земской управы, крестьянин села Кротовка. А также П.Э. Александров и гимназист Е.Е. Лазарев.  На сходках обсуждались произведения Бакунина, под влиянием которых участники сходок признали, «что стремления народа вполне выяснены, и пришли к заключению о необходимости вести в народе пропаганду».  И.И. Беляков, С.Н. Дегтярев, П.Э. Александров, Е.Е. Лазарев, Р.А. Бодяжин оказались наиболее энергичными и деятельными членами кружка.  

В 1873 году  Петербурге основан кружок «Самарцев», или Городецкого, приехавшими из Самарской губернии Львом Городецким и Павлом Чернышевым.[6] Оба они, будучи воспитанниками Самарской мужской гимназии, входили в кружок «Саморазвития». Поэтому поддерживались очень тесные контакты с кружком «Саморазвития» в Самаре. Туда отправлялась запрещенная литература.

Приехав в Петербург, Чернышев поступил в Медико-хирургическую академию, а Городецкий намеривался поступить в Технологический институт. Вместе с Бухом, студентом Медико-хирургической академии, также окончившим Самарскую гимназию, они стали устраивать сходки, на которых бывали студенты академии Никитин, Курдюмов, Попов, Воронцов и крестьянин Комов.[7]

На сходках обсуждались произведения Бакунина, Лаврова, Чернышевского, Герцена и часто высказывалось мнение, что  народ желает свержения царя. Его только необходимо разбудить, и пришли к заключению о необходимости вести в народе пропаганду. Но, откликаясь на импонирующие им положения Лаврова и Бакунина, члены кружка Самарцев стремились критически отнестись к ним, избежать возможных крайностей и выработать самостоятельную программу деятельности.

К весне 1874 года кружок Самарцев окончательно слился с другими кружками. Главное внимание революционеры уделяли пропаганде в восточной полосе России, в поволжских губерниях, которые, по мнению народников, были классической страной бунтов». Степан Разин и Емельян Пугачев непременно шли через Поволжье, набирая «горючий материал» - недовольных крестьян для своей армии.

  В самарской губернии существовало два  центра революционной деятельности. Первый был в городе Николаевске, где революционной пропагандой занимались местный земский врач А.А. Кадьян, член киевского кружка Н. К. Судзиловский и дворянин И. Ф. Речитский-Логинов.

Квартира Кадьяна служила сборным пунктом для пропагандистов. Он способствовал устройству своих единомышленников на работу. Так, по рекомендации Кадьяна Судзиловский был назначен земской управой на должность фельдшера в село Пестравка, а Речитский-Логинов получил должность сельского писаря в селе Порубежка. На имя В.Ф. Штемпелина, провизора сельской аптеки в Николаевске, адресовывались письма пропагандистам.

Другим центром революционной деятельности была Самара, где существовало два кружка: один образовался из кружка Саморазвитие, другой был основан П.И. Войнаральским. Между кружками установилась тесная связь.

Кружок «Саморазвития» делал шаги по налаживанию отношений с крестьянством. Здесь упор делался на Романа Бодяжина, постоянно проживающего в селе.  Сохранившиеся до наших дней документы, включая переписку с народниками, говорят о том, что не только Бодяжин приезжал в Самару, но и к нему приезжали революционеры. Так, в обвинительном акте который хранится в фонде Самарского краеведческого музея, есть запись о том, что в село приезжала дочь титулярного советника Надежда Александровна Юргенсон с запиской от руководителя кружка Льва Городецкого, переодетая в крестьянскую одежду, под именем Дарьи Трофимовой. Она прожила в селе Малый Толкай несколько дней. Она прожила в Малом Толкае несколько дней. Н. А. Юргенсон в Самару приехала из Пензы, видимо по поручению из Санкт-Питербурга, чтобы предупредить лидера другого кружка П. И. Вайнаральского о грозившей ему опасности и, чтобы избежать беды, после посещения Малого Толкая, они вместе отправились в села ставропольского уезда. [8]

В Малом Толкае Н.А. Юргенсон и Р.А. Бодяжин неоднократно тайно встречались с крестьянами, вели с ними откровенные беседы, рассказывали о причинах бедственного положения народа, о свержении в отдаленном будущем крестьянами царя. Для многих эти разговоры были не в новинку, с ними еще раньше на эту тему беседовал Роман Андреевич, вокруг которого постепенно образовалась группа единомышленников из крестьян. Юргенсон привозила с собой книгу о Степане Разине в стихах. При тусклом свете керосиновой лампы вечерами читали ее крестьянам. Читали и другие книги из богатой библиотеки Бодяжина.

Из Малого Толкая Надежда Александровна Юргенсон темной ночью с надежными людьми на лошади приезжала в другое мордовское село Нуштайкино (ныне Оренбургской области, Бугурусланского р-на), где также встречалась с крестьянами. [9] 

                  В  1874 году  Р.А. Бодяжин был избран съездом мировых судей, присяжным поверенным по делам крестьянской общины [10]. Но работать ему в этой должности пришлось не долго. Вскоре его арестуют, по делу о революционной пропаганде в Российской Империи и теперь его жизнь буквально по дням можно изучать в томах уголовного дела. [11]

                               Отец Р.А. Бодяжина видимо разделял взгляды сына, о чем свидетельствует его письмо сыну в Москву написанное в 1875 году, посланное в дом предварительного заключения. «Посылаю Вам заочно мир родительского благословения, которое может существовать Вам по гроб Вашей жизни, и желаю Вам от Бога всего лучшего и всего хорошего». По нашему мнению отцовское благословение надо понимать в контексте,  полного понимания, возможно даже одобрения его взглядов. Так как Андрей Бодяжин на себе испытал всю «прелесть» крестьянской реформы. Будучи человеком умным понимал, что надо что-то менять в стране!  Так что он, если не разделял взглядов сына полностью, то понимал, что толкнуло его на это. Письмо было коллективным.  Далее писала жена Домна «уведомляю Вас любезный друг, что ты просил сообщить имя Новорожденного, тяжелое время со мною прошло и имя Новорожденного Надежда Романовна». [12]

«Затем посылаем мы тебе сын и брат денег 13 рублей серебром и дяденька Ваш Прохор посылает вам три рубля серебром, а всего 16 рублей серебром. Уведомляем Вас о том, что сундук с книгами мы получили сами не от Никиты Яковлева Ефимова, а от смотрителя Самарского Тюремного замка. От всех родственников и  друзей братьев и сестриц душевный поклон за тем прощай, остаемся мы все» [13].

Возникает вопрос, зачем заключенному Петропавловской крепости, Трубецкого бастиона понадобились деньги 16 рублей серебром. В семидесятые годы 19 в. например на 30 коп. Родион Раскольников мог купить 100 гр. водки и пирог с мясом, 54 коп. стоил пуд(16 кг.) зерна. Вряд ли в здании Бастиона был продуктовый ларек. Для организации побега явно этих денег не достаточно, т.к. в Воспоминаниях Кропоткина, например для подкупа надзирателя, потребовалось 500 рублей серебром. Возможно, деньги были нужны для подкупа надзирателей, чтобы передавали передачи.

Что касается сундука с книгами из Тюремного замка, это  еще раз свидетельствует о тяге Романа Андреевича к чтению.  Последние строки в письме «за тем прощай, остаемся мы все» и благословение до самой «гробовой доски» в начале письма, по мнению автора, означали прощание навсегда! Так как видимо все понимали что «дело о революционной пропаганде в России», это серьезно и призывы к свержению царя закончатся трагически.

Итак, можно сказать с полной уверенностью, опираясь на вышеизложенные документы, что Роман Бодяжин был сознательным членом кружка «Саморазвития» пропагандирующего  народнические идеи. И как выяснилось, был активным членом кружка. Эта активность проявилась в пропаганде среди крестьянства, и формировании из них костяка революционеров.

                          Полный текст в архиве здесь.

Категория: Мои статьи | Добавил: mtselo (06.08.2010)
Просмотров: 22785 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018 | Создать бесплатный сайт с uCoz